Главная Вступить Реестр Представительства Страхование Контакты  
 
ВОПРОС-ОТВЕТ

Вопрос: Необходимо ли генеральному подрядчику свидетельство о допуске к видам работ, которые выполняются его субподрядчиками?

Вопрос: В каком случае необходимо получать свидетельство о допуске к виду работ «Организация строительства»?

Вопрос: О порядке признания для целей исчисления налога на прибыль расходов в виде взносов в СРО?

Вопрос: Каким требованиям необходимо соответствовать, чтобы получить допуск к работам, проводимым на особо опасных, технически сложных объектах капитального строительства, а также на объектах использования атомной энергии? 

Вопрос: Нужно ли вступать в СРО, если организация занимается установкой приборов учета в Жилищном фонде?

Вопрос: Кто должен проводить строительный контроль?

Вопрос: Имеет ли свидетельство о допуске территориальную сферу действия?

Вопрос: Должна ли СРО выписывать для уплаты вступительных и членских взносов счета и счета-фактуры?

Вопрос: Часто задаваемые вопросы по новому перечню?

Вопрос: Часто задаваемые вопросы при вступлении?

Вопрос: Часто задаваемые вопросы по генподряду?

< Все вопросы > 

 

Глеб Фетисов рассказал газете "Известия" о том, почему вновь избранному президенту придется решать вопрос о собственности

Газета "Известия" в рубрике "Экономика" опубликовала статью "Родовое пятно приватизации", где спикером выступил президент СРО НП "ЕМСО", член Общественной палаты РФ, экономист Глеб Фетисов.

С начала новейшей истории России вопросы приватизации 1990-х годов никогда не уходили с авансцены общественного сознания и оценки итогов перехода к рынку. Коллизии процесса перехода советских активов в частные руки опять подняты на щит. Накануне выборов Владимир Путин выдвинул идею разового компенсационного сбора и предложил бизнесменам выработать совместное решение. Смыть с бизнеса родовое пятно, полученное по итогам приватизации, — это не просто нравственная задача восстановления справедливости, а основа повышения эффективности национальной экономики.

Практически все постсоциалистические страны при трансформациях в конце прошлого века принимали решение о том, кто должен претендовать на приватизируемое имущество: каждый гражданин, работник предприятия или тот, у кого есть достаточный капитал? У каждой страны была своя конфигурация: например, в Чехии — приоритет отдавался массовой приватизации, в Польше — приватизации в пользу трудовых коллективов, в Венгрии — приватизации за деньги. В России же была выбрана модель массовой приватизации и грабительского механизма залоговых аукционов, которая в масштабах страны не была ни эффективной, ни справедливой.

Очень много говорится о том, что уже на этапе ваучерной приватизации государство практически за бесценок лишилось своих активов. Но льготная массовая приватизация и не могла быть другой, учитывая, что под конец перестройки суммарные накопления населения в лучшем случае покрывали девятую часть стоимости основных фондов. В итоге ваучеры скупили обладатели капитала и административного ресурса. Эгалитарная приватизация превратилась в элитарную. Не были надуманными и задачи залоговых аукционов, которые стали апофеозом приватизации. Де-факто под видом залоговой сделки происходило отчуждение собственности в пользу банков-кредиторов и обворовывание народа, который годами эти активы создавал.

Главные же потери в том, что на долгие годы общество получило искаженное отношение к бизнесу и частной собственности. Дифференциация доходов населения по итогам приватизации привела к закреплению тенденции: богатые становились еще богаче, а бедные еще беднее. Вместе с ростом коэффициента Джинни в нашей стране росло неприятие итогов приватизации. Рейтинги самых богатых людей в сознании среднестатистического россиянина надолго стали отождествляться с расстрельными списками.

К праву частной собственности стали относиться не как к основополагающему и неприкосновенному, а скорее как к производному от возможности эту самую собственность заполучить и защитить. Его воспринимали и до сих пор воспринимают как относительное и население, и власть.

Возникла вера в то, что наша рыночная экономика может быть какой-то особенной и не обязательно должна подпитываться предпринимательскими способностями и собственностью, полученной пропорционально созданным благам. Общество видит в бизнесмене не созидателя, а стяжателя, в деньгах не результат эффективности и управленческого таланта, а мерило обладания непредпринимательскими ресурсами. Неудивительно, что в большинстве своем молодое поколение не хочет ничего создавать, а мечтает о том, чтобы распределять и контролировать.

Почти все крупные предприниматели попали под одну гребенку народного недоверия, которое я, как бизнесмен, чувствую сам, несмотря на то что в приватизации и залоговых аукционах не участвовал и занимаюсь несырьевыми направлениями. В результате такой дискредитации бизнеса мы в общественном сознании опустили ниже плинтуса значение частной инициативы.

Закрытие вопроса о приватизации — раз и навсегда — одна из сложнейших задач для новоизбранного президента. Проводить массовую реприватизацию — значит повторять ошибки прошлого и провоцировать непредсказуемый передел собственности. Изымать средства и пускать на социальные выплаты — премировать одно поколение, забыв про другие. Взять и просто раздать деньги — значит руководствоваться логикой «всем понемногу и ничего в целом».

Поэтому нужна компенсация, которая пойдет на развитие всей страны и создаст осязаемую пользу для нескольких поколений, в том числе и для бизнесменов. Для этой цели нужен разовый и единовременный компенсационный взнос собственников приватизированных предприятий — в первую очередь тех, которые были приобретены в рамках залоговых аукционов. Прецеденты есть: взимание разового налога на «доходы, принесенные ветром» успешно было проведено лейбористским правительством Тони Блэра.

Посредством подобных взносов мог бы быть сформирован инфраструктурный фонд, финансирующий крупные межрегиональные инвестпроекты. Например, строительство через территорию страны современных многополосных автобанов, соединение скоростными железными дорогами всех городов-миллионников, строительство мостов, аэропортов, морских портов (например, для восстановления того же Севморпути) или создание объектов социальной инфраструктуры. Размеры взносов могли бы быть определены исходя из разницы реальной и продажной стоимости активов, недополученной бюджетом.

Такое решение должно быть принято на всенародном референдуме и оформлено законом, который бы максимально конкретно определял, на какие объекты пойдут средства, защищал от произвола чиновника, обеспечивал абсолютную прозрачность их расходования и окончательно закрывал все дискуссии о пересмотре итогов приватизации.

Один герой романа «Атлант расправил плечи» проповедовал: «те, кто не чувствует своего морального права на собственные деньги, те, кто готов извиниться за свое богатство, — не сохранят свой капитал». Только после стирания родового пятна приватизации моральное право на собственность может быть поддержано обществом. Это нужно и обществу, и бизнесу: старому и новому.

Автор — член Общественной палаты РФ.

Читать материал на сайте газеты "Известия"   


Последние новости

Архив новостей